segels: (Фрегат)
С некоторым недоверием отношусь к книгам, написанными журналистами, актерами, политиками.
Но жаркое лето, очередной отпуск (который придется провести дома), и тянет хотя бы почитать про другие страны. Вообщем, оказалась у меня в руках эта книга. Очень легко, даже легковесно. Семейно-бытовые истории автора переплетаются с рассказами об Италии. Очень динамично и весело, говоря дурацким современным языком - «позитивно».
Всё, что хочет автор, по его признанию – влюбить нас, читателей, в Италию… И вот перед нами всё сразу: и пицца, и Горький, и Феллини, и Колизей, и римский папа, и Муссолини. Много фактов, интересных и забавных подробностей. Читать легко, как будто сидишь за столом, «уставленном бутылками, сырами и фруктами» и, подперев рукой голову, слушаешь автора.
Трудно сказать, когда я попаду в Италию, столь любимую моими немецкими родственниками. Но страсть к путешествиям у меня достаточно велика, и последние слова книги мне очень созвучны, что-то подобное я часто говорю тем, кто предпочитает проводить отпуск дома:
«…ты давно знаешь, как будут устроены твои ближайшие двадцать лет.
Они будут устроены так: ты будешь брать кредиты и все время их отдавать. А еще смолоду ты начинаешь готовиться к пенсии, отправляя часть зарплаты в пенсионный фонд.
Правильно, надо сделать все, чтобы твоя старость была обеспеченной.
Но, потом, в обычный день, придя с привычной работы и сидя в своем уютном доме, кредит за который, наконец, выплачен, ты вдруг начнешь беспомощно оглядываться.
Ты попытаешься вспомнить, а ради чего ты это все строил и вырывал у жизни. Где те праздники, которые останутся с тобой, потому что человеку свойственно вспоминать только лучшее.
Где тот ветер, который надувает твои паруса.
И тогда, я уверен, ты изменишь свою жизнь, осознав, что главное в ней – это радость открытия чего-то нового и сказки, которые ты превращаешь в явь, что, как выясняется, не так сложно…»
segels: (kniga)

Очень грустная книжка…

Наполненное-переполненное детство, которое нельзя назвать счастливым. Спасает лишь ощущение музыки, о которой написано на каждой странице.
...играть Скрябина – все равно что складывать мозаику из порывов ветра.
Мне было трудно читать, зная, что написанное – автобиографическая история, рассказанная молодой женщиной. Воспоминания о детских годах, которые были сложены на плаху - не славе, не деньгам, и даже не музыке, а вундеркиндству.
Хотите знать, как воспитать вундеркинда? Дальше... )
segels: (kniga)
      Странное чувство посетило меня при чтении этой книги. Словно это уже когда-то давно прочитано… Очень знакомая атмосфера, в которой чувствуешь отголоски очень разных книг - то Брэдбери, то Крапивина, то Лиханова, то Кинга. И откуда из глубин памяти возникают моменты, которые были с тобой…
      «…Жажда приключений всегда приходит вместе с летней жарой; я отчетливо осознавал, что меня влечет неизвестность дальних стран, смотрел вдаль и пытался угадать, доведется ли и мне когда-нибудь отправиться по лентам шоссе, и если это действительно когда-нибудь произойдет, то куда будет лежать мой путь… Сделав круг над трубами, башенками и флюгерами особняка Такстеров, что находился в конце Тэмпл-стрит, я снова рванул навстречу друзьям, и, несомые усталыми крыльями, мы наконец-то добрались до нашей поляны.. Наши крылья сложились обратно и скрылись в полые углубления за лопатками на спине; крылья наших собак втянулись в их плоть и закрылись сверху прядями шерсти — белой, коричневой, рыжей и коричневой в белых пятнах. Наши разорванные рубашки сами собой заштопались, да так, что и следа не осталось: чтобы наши мамы не заподозрили неладное и не устроили нам нагоняй. Никому не стоило знать, что в наших спинах скрывалось настоящее чудо...»

segels: (Default)
… - Это тоже был урок. Суровый, но необходимый. Нет, не Деррону, тебе. Я хотел показать, что есть разные люди, с разным складом мышления. И какую боль может причинить непонимание. Этому я и хотел научить тебя – пониманию. Теперь, когда ты знаешь, как может страдать человек из-за того, что его просто не понимают, ты будешь стараться лучше узнать другого человека, чтобы не причинить ему боль.
– Наверное, вы правы, – сказал я после небольшой паузы. – Я, пожалуй, могу вас понять и не сержусь…

                                                                                   С.Садов. "Рыцарь Ордена". Книга 1. "Наследник Ордена"

segels: (Default)
Военный совет
44,39 КБ
Ну конечно, он играет, этот малыш, играет совсем один, коленопреклоненный на ковре в своей комнате. Там у него плеймобиль "Дикий Запад", крепость, сложенная, может быть, чересчур аккуратно из темно-коричневого пластикового бруса, индейцы в синих рубахах - даже тот, который дует в рожок.Дальше )
segels: (Parus)
"...горячо глядел и безотрывно слушал. Этого всегда людям не хватало, кто б и где б они ни были. Это главный секрет жизни и есть. Не слышат никто один другого и не желают. А желали б и умели, совсем другое житье-бытье сложилось. И люди были б не несчастны и заброшены один другим, а связаны цепью посильней тех, что бренчали на руках-ногах, когда по этапу в кандалах..."
О.Кучкина. "Вот ангел пролетел"
segels: (Default)
«…Во многом я охотно следую общепринятым нормам. Я охотно ношу такую же одежду, что и все, ем то же, что и все, и, как все, пользуюсь метро. Но есть вещи, которые я не могу и не хочу делать так, как все. И это – одна из них».

Эта книга пришла ко мне случайно, а чтение происходило урывками, ночью. А ночью поневоле вспоминаешь то, что было днем и оценки событий и людей происходят подсознательно…
Как хорошо, что я её прочитала. Вовремя. В последнее время тяготит суета, и к удивлению многих, совершенно не волнует оценка моей работы. «Ты сам свой высший суд; Всех строже оценить умеешь ты свой труд». Меня смешит суета человека, жаждущего похвал и одобрений и боящегося критики…
И тут эта книга, в которой так много всего…
Несколько цитат )
segels: (Х)
                                                                           

«Ангелова кукла». Потрясная книга. Автор – «рисовальный человек» – художник БДТ Эдуард Кочергин, оформивший мой любимый спектакль «История лошади» и много других. Работал с Товстоноговым, Любимовым, Гинкасом, Додиным...
 

«Первое осознанное воспоминание в моей жизни связано с потолком. Может быть, я часто болел или еще что-то другое… Родился я с испугу: отца Степана арестовали за кибернетику, и мать меня "выкинула" на два месяца раньше. Мне нравилось лежать на кровати и путешествовать, глядя на тройной фигурный карниз, который украшал высокий потолок в моей комнате…» Детство сына «врага народа» - детприемник под Омском, в 8 лет - побег домой в Питер. Побег, который длится 6 лет – а по пути рядом то фронтовики, то воровские шайки…
Read more... )
segels: (Х)
                                 
«...Он уже много лет не посещал подобные фольклорные утехи. На корриде не бывал лет семь, с тех пор как проезжая однажды из Сеговии в Авилу какой-то сельской дорогой, остановился, завидев толпу на поле. Это была «коррида детей»: семилетний мальчик в изумительно сидящем костюме тореро — против годовалого бычка. Оставив машину на обочине, он подошел и остался стоять, пораженный азартом взрослых мужчин и женщин, сопровождающих горделивыми криками и хлопками каждый удар маленького тореадора… Он досмотрел этот поединок до конца. После чего, если оказывался в Испании в сезон коррид, выключал даже телевизор в отеле»".

Дина Рубина "Белая голубка Кордовы"
segels: (kniga)
– Представьте себе ленту конвейера – очень длинного конвейера, а в конце его огромную пылающую печь. И на этой ленте лежат книги. Все ваши любимые книги – все экземпляры этих книг, какие только есть в этом мире.Read more... )
segels: (kniga)
Читаю "Замыслил я побег" Полякова - из того немногого, что у него не прочла. И в предисловии нахожу очень верное про экранизации:
"С чувством известного самодовольства могу сообщить: почти все мои романы и повести экранизированы. Впрочем, я выразился неверно. Правильнее сказать: по мотивам моих сочинений снято кино. В одних случаях, как в фильме «Сто дней до приказа» Хусейна Эркенова, от первоисточника осталось не больше, чем от героя гражданской войны Сергея Лазо, брошенного японцами в паровозную топку.
Read more... )
segels: (Х)
...Никогда не знала, что книга так способна испортить настроение...
segels: (Default)
Мне вчера сделали такой подарок! Даже не могу удержаться, чтобы не рассказать. Получила новую книгу Владислава Крапивина «Бриг Артемида» - да не простую, а с автографом автора, да еще персональным – «Для Татьяны». Огромное спасибо ubiquist за бесценный подарок!

Не думайте,я не фанатик, хоть и некоторые… мм-мм… товарищи с «Иной грани» окрестили меня и таких как я «параноиками». Это для меня как комплимент. Потому что не хочу быть такими «нормальными», как они. Но поймите, это же Крапивин! Автор, чьи книги и герои со мной с 8-ми лет. Это его книжки добывались мной где только можно. А журналы «Пионер» и «Уральский следопыт» были самыми нужными, потому что каждый месяц там меня ждали продолжения историй о Журавленке, Ежики, Витьке Мохове, Егоре Петрове-Нечаеве… Родители сначала ворчали – мол, сколько можно читать его книги, потом привыкли. Правда, папа как-то сказал что-то презрительное о «Мальчике со шпагой», и это единственное, что я не могу ему простить…

Часто думаю – почему это неизменно мой любимый автор? Вот новая книга – «Бриг «Артемида», проглоченная жадно и быстро, а теперь читаемая заново, не спеша, с большим удовольствием… И так много совпадений, что аж страшно. Опять книга про меня. С первых страниц.

Еще... )
segels: (Default)
У Петрушевской очень люблю драматургию… Рассказы – меньше. Olvia_08 посоветовала прочесть рассказ «В детстве» из сборника «Измененное время». Нахожусь под впечатлением, хотя, как мне казалось, все про это знаю. Интересно мнение родителей, педагогов, психологов.


В детстве )
segels: (Default)
… Попала в руки книга Т.Москвиной «Люблю и ненавижу». В основном это – рецензии на фильмы и спектакли. Кое-что созвучно моим мыслям:

« Здоровых мужчин, которые зарабатывают на жизнь убийством и грабежом, я ненавижу с такой силой, что охотно вбила бы осиновый кол в каждую их могилу. Но ещё сильнее, чем братву, я ненавижу паразитическую индустрию, индустрию зоны, все эти убогие и тошнотворные песни, книги, фильмы, которые братву эстетизируют, пропагандируют, возвеличивают и от неё питаются. Сто тысяч раз презренное занятие! О жизни братвы я хочу знать не больше, чем о жизни глистов. На ком они женятся, кто их мамаша, есть ли у них деточки, как поживают их кореша во Владимирском централе, о чем они мечтают, мне интересно так же, как быт солитёра в кишечнике. С великими мучениями мне удалось просмотреть несколько серий этой жизни глистов. Оказалось, у «Бригады» большой рейтинг, с чем я население и поздравляю. Какого же порядка вы, россияне, хотите, о какой справедливости грезите, на что после этого жалуетесь, если ваши заветные герои таковы? И как не стыдно эстетизировать и поэтизировать явную и откровенную мразь, прилепляя к ней личики хорошеньких комедиантов?..»
segels: (Default)
В моей жизни произошло большое событие.
У меня появился еще один ЛЮБИМЫЙ ПИСАТЕЛЬ!
Read more... )
43,87 КБ

Profile

segels: (Default)
segels

July 2012

S M T W T F S
1 234 567
8910 111213 14
15 161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 08:13 am
Powered by Dreamwidth Studios