segels: (Default)
[personal profile] segels

«Тюменский курьер» № 127. Начало в NN 117-126.
Записки о съемках фильма
Про котов
Экстравагантная дама с зонтиком искала сбежавшую племянницу Вику. Время от времени она оглашала пространство тоскливым воплем, в котором сквозил иностранный акцент:
- Уикториа-а-а!
При этом вопле каждый раз с забора перепугано падал черный бродячий котенок.
Каждый раз - потому, что эпизод повторялся бесконечно.
Всем известно, что такие повторения в кино называются «дубли». Всем, кроме котенка. Тот не понимал, почему люди, которые сперва приголубили его, теперь творят с ним черт-те что. Он, упав на тротуар, пытался удрать или взъерошивал спину и шипел. Это нравилось режиссеру. Но не нравилось мне, сценаристу.
- Хватит мучить беднягу!
- Владислав Петрович! Вы обещали не вмешиваться в мой творческий процесс! - негодовал в ответ режиссер Белостоцкий.
- Это не процесс, а... - я оглядывался на ребят, подбирая приличное слово. - Хватит, я сказал!
Наконец «дживотное» (как выражался главный герой фильма) оказалось у меня на руках и счастливо заурчало, поверив в избавление. Но сразу возникла другая проблема:
А куда его теперь девать? «Дживотное» подобрали на улице Герцена и узнали у окрестных жителей, что оно «ничье». Для сьемок это было в самый раз. А дальше?
Несколько ребят позвонили домой. Но из мобильников слышались ответы вроде того, что «у нас и так два» или «ты забыл, что у папы астма, а у меня аллергия...» Котенок замурлыкал выжидательно. А я представил лицо своей супруги Ирины Васильевны, когда вернусь домой с этим зверем. «Тебе мало нашего обжоры и обормота Тяпы?»
Но я не мог проявить малодушие вторично. Первый раз я проявил его три с половиной года назад, когда только что приехал навсегда в Тюмень и гулял по улицам детства. Два мальчика предложили мне пушистую серо-полосатую кроху: «Вам не нужен котеночек? Не знаем, куда девать...» У меня в доме была типичная для новоселья неразбериха, и я пробормотал, что «спасибо, но у меня уже есть один зверь...»
До сих пор жалею. Не потому, что тревожусь за котенка, знаю, что эти славные мальчишки все равно его не бросили. Но совесть грызет...
Наконец одна девочка (даже не запомнил, кто именно) сообщила: «Мама сказала - хорошо, приноси его...»
Уф, гора с плеч... Но воспоминание о сером малыше у двух мальчишек продолжало царапать. Жаль, что испугался забот и не взял. Из него мог, наверно, вырасти у меня такой же красавец, как большущий Тигра - кот Ильи Плясухина, игравшего в фильме роль командира дружной ребячьей компании.
Компания и в жизни получилась дружная. Илья, раньше других отработав свои эпизоды, собирался ехать с родителями на юг и был озабочен проблемой: с кем оставить любимого Тигру? Он принес кота на съемочную площадку - надеялся уговорить кого-нибудь приютить «дживотное» на время отпуска. Уговаривать не пришлось. За Тигрой выстроилась очередь, стали составлять график: когда и кого этот зверь осчастливит своим пребыванием. И родители юных актеров оказались понимающие. Первая очередь выпала Джонни. Они с Тигрой подружились сразу, и дружбу не нарушил даже досадный случай, когда в приливе кошачьей дури Тигра изрядно расцарапал Женькину ногу.
У читателя может возникнуть недоуменный вопрос. Автор обещал рассказать о съемках фильма, а начал речь не об актерах, не об операторах, не о хитростях процесса, а кошках. С какой стати?
А вот с такой. Сразу предупреждаю: эти мои записки - не документальное повествование, а очень субъективный рассказ о впечатлениях старого человека, сумевшего ненадолго окунуться в атмосферу собственного детства. А в детстве я (впрочем, как и сейчас) очень любил котов. Во время съемок эти замечательные создания то и депо вертелись рядом со мной, скрашивая «негативные моменты творческого процесса». Поэтому, повинуясь эмоциональному толчку, я и начал с них. И продолжаю.
Например, запомнилась рыже-белая щуплая кошка на улице Герцена, во дворе старого дома N 24. Я сидел в хлипком шезлонге под большущей рябиной, смотрел сквозь листья на облака и размышлял, не остановить ли мне к чертям собачьим весь «творческий процесс», потому что снова поругался с режиссером (а он в свою очередь поругался с козой Алисой - одной из главных героинь: коза, на мой взгляд, была права). И вдруг в траве скользнула она. Вроде бы ничем не примечательная, но сердце мое сразу смягчилось.
- Кыса, иди сюда...
И она... подошла. Казалось, бы, что ей незнакомый дядька, невесть откуда появившийся на здешней территории? Но она глянула благожелательно. Я посадил ее на колени, и она замурлыкала так же, как другая такая же кошка, только жившая на этой улице шестьдесят пять лет назад, когда я был первоклассником. Я часто встречал ее у наших ворот, и мы нравились друг другу. Иногда она даже провожала меня по дороге в школу...
- Может, в тебе та самая душа?
Мр-р... - уклончиво сказала нынешняя кошка. Посидела и вежливо ушла по своим делам. Потом она приходила еще несколько раз. А иногда я с удовольствием следил, как она снует по веткам рябин и кленов, играет в охотницу (хотя на самом деле никого не ловила). И досада на традиционную киношную бестолковость оставляла меня...
Так же утешал меня растрепанный, белый, с черными ушами, котенок во дворе на улице Осипенко.
Этот двор, по выбору режиссера, служил местом, где обитала компания «овражников» - тех, кто вел войну с «викингами». Внешне - двор очень подходящий. Старый дом с резьбой, сараи, детская площадка, могучие клены, сеновал, куда убегала от занудной тетушки девочка Виктория («Уик-тория-а-а!..»). Но... Говорят, сейчас кино по своей технологии делится на несколько разрядов: «2-D» - это обычный фильм, «3-D» - со стереоэффектами и «4-D» - когда с экрана доносятся даже соответствующие ароматы (море, цветы, осенняя листва и т. д.). Новейшее достижение! К счастью, нашей съемочной техники оно еще не коснулось. А то было бы такое «четыре Дэ»... Дело в том, что среди патриархальной старины расположилось дощатое строение общего пользования, которое пахло отнюдь не цветами. Зрители фильма ничего не почуют, но съемочная группа и ребята страдали. Тем более, что атмосфера гармонировала с отношением местных жителей, которые косо смотрели на непрошенных гостей... Впрочем, это взрослые жители. Местные ребятишки быстро стали приятелями тех, кто снимался и снимал. И одним из лучших таких приятелей сделался тот самый котенок.
Даже не знаю, кот он или кошка, и какое у него имя. Но он регулярно появлялся во дворе, развлекал народ своими играми и охотно шел ко всем на руки. Ласковое такое существо, еще не познавшее тягот жизни и уверенное, что мир устроен радостно и справедливо. И все люди - хорошие. Особенно те, кто угощал его котлетами из своего обеда и мороженым, которое этот малыш обожал.
Он с доверием относился ко всем, даже к электронному коту Меркурию.
Да, вот еще один кот! Почти сознательное существо. По сценарию его смастерили два брата-умельца - Стасик и Борька Дорины. А на самом деле это сувенирный японский робот. Его привез из командировки и одолжил для съемок проректор ТюмГУ Вадим Анатольевич Филиппов. Он вообще немало способствовал выпуску фильма... Робота декорировали под самодельного кота, обмотав его фольгой и прикрепив треугольные кожаные уши. Правда, при первых сьемках Меркурия оказалось, что режиссер кошачьи уши потерял. И начал снимать принципу «сойдет и так». Но успел сделать лишь несколько общих планов. Потом я «вмешался в творческий процесс». Так что если зрители сперва увидят на экране Меркурия с безухой головой, а потом с большими ушами, пусть не удивляются. Можно считать, что сначала Меркурий прижал уши от восхищения режиссерскими замыслами, а потом растопырил их от возмущения.
Кстати, это электронное существо было начинено хитрыми программами и знало множество всяких трюков. Однако, когда его снабдили тяжелой приставной челюстью (чтобы оно вцепилось в подол Викиной тетушки), электронное создание утратило часть интеллекта. Челюсть перевешивала, Меркурий спотыкался, падал и в обмороке задирал лапы. Это давало повод режиссеру радостно кричать:
- Сто-оп! Еще один дубль!..
А котенок, о котором речь шла выше, подходил, садился и с сочувствием смотрел на пострадавшего электронного сородича... Жаль, если эти кадры не войдут в фильм.
И еще немного о котах. Один из них нарисован на самодельной открытке, которую мне подарил семилетний Никита Петухов. Он однажды с мамой и тетей появился на съемочной площадке - явочным порядком! - и стал полноправным членом киногруппы. Мы с ним подружились. Кота он изобразил сидящим на причале. Четыре стихотворные строчки повествовали, что кот ждет пароход, а он, Никита, ждет телефонного звонка. От меня. Да, мы стали друзьями, и какое имеет значение, что он в девять раз младше меня? Зато мы родились почти в один день, в середине октября. А еще Никита за свою пока не длинную жизнь успел прочитать несколько моих повестей. Однажды он отвел меня в сторону, попросил нагнуться и шепотом сказал:
- Владислав Петрович, я буду читать ваши книги всю жизнь...
Потом от Никиты пришло письмо - мне и моему тряпичному зайцу Митьке, с которым я не расстаюсь и путешествую уже больше тридцати лет:
«Зайцу Митьке шлю привет!
Лучше зайца в мире нет!
Он для Вас надежный друг.
Если станет грустно вдруг,
Митька сразу Вам поможет:
Рассказать он сказку сможет».
Митька не раз бывал на съемках, он - общительное существо, дружит со многими ребятами (и с котами тоже).
А еще Никита начал записывать свои воспоминания о лете.
«Это лето я провел замечательно. Гулял по старым улицам моего любимого города Тюмени. Эти улицы тихие, спокойные, красивые. На них мало машин, а много солнца, травы и цветов.
На улице Герцена, рядом с деревянным двухэтажным домом, я увидел большой тополь. Узенькая тропинка вела к нему. Я подошел к тополю и обнял его. Он стал моим другом и пообещал рассказать сказку.
И сказка началась! Я познакомился с Владиславом Петровичем Крапивиным, замечательным писателем и хорошим человеком. А еще я познакомился с зайцем Митькой. Он добрый, красивый и очень умный. Митька смотрел на меня и улыбался, как будто говорил, что все чудеса еще впереди. Это действительно было так. Впереди были интересные веселые дни на съемках фильма «Бегство рогатых викингов». Впереди было знакомство с хорошими ребятами и добрыми книгами».
Вот так! Всем бы авторам таких читателей...
... Только что мы с Никитой поговорили по телефону. И я, кстати, задал вопрос еще про одного кота:
- Никита, помнишь, на улице Гайдара есть на башенке жестяной котенок?
- Да, помню...
Котенок там вздыбился на угловой башенке причудливого дома в конце улицы. Он похож на котенка, которого я помню с детских лет, - тот стоял на крыше киоска в Саду пионеров, открывшегося в 1947 году, на том месте, где сейчас Цветной бульвар (зелени тогда было там не в пример больше). Мне и моим друзьям очень нравился этот черный взъерошенный малыш. И вот теперь он будто прибежал из той поры. Тень от него четко легла на дорогу. Словно какой-то особый знак или эмблема...
Продолжение следует.

№ 128. Начало в NN 117-127.
Когда съемки подходили к концу, все мы - волонтеры, энтузиасты, режиссер, сценарист - спохватились: а кто мы, собственно говоря, такие? Снимаем кино, а дальше что? Кто его пустит в прокат? Кто «даст разрешение»? Нам необходимо стать какой-то официальной организацией! И решили создать «некоммерческое объединение». Стали думать над названием. Тогда я сказал:
- Кот...
- Что?!
- КОТ. А чем плохо? «Кино-Объединение Тюменцев».
Никто, даже режиссер, не возразил.
Улица Гайдара
Последние эпизоды фильма снимали в старом районе Большое Городище. Когда-то здесь были улицы и переулки с домиками, заросшими по пояс репейником и бурьяном. Остались такие места кое-где и сейчас. Но появилось много живописных коттеджей, вилл и особняков. Видно, что владельцы — люди явно не бедные. Но без всяких негативно-собственнических настроений. Все относились к «киношникам» по-доброму и даже не роптали, когда нам приходилось перекрывать улицы. «Ладно, я оставлю машину на углу, а пешком-то можно мне пройти домой?»
Улица Гайдара живописна. Будто специально для кино! Дома с причудливыми средневековыми надстройками, куполами, узорными решетками. Маршировать по такой - одно удовольствие. И компания Джонни Воробьева («овражники») после блистательной победы над «викингами» бодро шагала по дороге. Вместе с отважной козой Липой, недавно разогнавшей «викингов». К «овражникам» отовсюду сбегалась малышня - та, которую по ходу фильма неоднократно защищали от «рогатых злодеев» наши герои. Были здесь и ребята, специально приехавшие из школьного лагеря, и местные мальчишки и девчонки - уже не разберешь, где кто. Они выскакивали из калиток, прыгали с заборов и причудливого цветника, сделанного в виде старинной коляски, мчались вдоль обочин...
Компания росла. Оживление тоже росло. Звенела победная песня, ее ритм поддерживало звяканье музыкальных тарелок в руках у жизнерадостного Джонни. Тарелками служили крышки от больших кастрюль. Боюсь, что каждый удар болезненно отзывался в сердце нашего самоотверженного администратора Натальи Владимировны Русаковой: отлетит эмаль - и кастрюли уже «не те», еще одна брешь в хозяйстве. А таких брешей в имуществе и семейном бюджете Натальи Владимировны накопилось во время съемок... ну, наверно, не меньше, чем пробоин в бриге «Меркурий» при его сражении с турецкими линкорами...
Взрослое население благожелательно наблюдало за происходящим из окон и от ворот. Вышел из своей калитки и поздоровался с «коллегами» знаменитый артист Леонид Окунев - глава тюменского театра «Ангажемент». Он был знаком с нашим режиссером. В его театре неутомимый Илья Белостоцкий приглашал на разные взрослые роли актеров. Актеры были талантливы и самоотверженны. Играли прекрасно, а вместо гонорара получали только «радость творчества» и надежду увидеть себя на экране - ведь у киногруппы не было ни гроша...
Кстати, надо отдать должное режиссеру: я с ним немало спорил, но всегда уважал его за способность находить и уговаривать актеров. Сам я никогда не сумел бы обойти несколько театров, устроить там собрания и просмотры, заинтересовать артистов проектом «волонтерского фильма». Мне казалось, что для роли скандальной бабки Наташи можно найти на Городище настоящую бабку, на роль родителей главных героев пригласить настоящих мам и пап. Илья Дмитриевич пренебрежительно отверг мой «дилетантский подход»:
- Я профессионал и привык работать с профессионалами...
Ну что же, профессионализм сыграл свою положительную роль...
Правда, профессионализм иного рода - стремление делать массу дублей - изматывал ребят. Энтузиазм заметно угасал (этого, правда, не будет видно на экране). Объявление обеденного перерыва вызывало не меньшую радость, чем победа над «викингами». Опять же у всех, кроме администратора. Судя по всему, Наталья Владимировна прикидывала, сколько волонтерских денег ушло на этот раз, чтобы прокормить измученную «творческим процессом» ораву...
А потом - опять:
- Всё! Начали!.. Все по местам - я сказал!.. Да что это такое, черт возьми! Встали, как в прошлый раз! Где хлопушка?! Камера!... Всё, работаем! Юноша, уберите из кадра вашу божественную задницу!.. Я говорю: работаем!..
Мне, три десятка лет командовавшему ребячьей флотилией, привыкшему к лаконизму морских команд и въевшейся в плоть и кровь дисциплине парусных экипажей, эти многословные вопли были как пила по печенке. Но я терпел: кино есть кино. Если оно «профессиональное».
У меня во флотилии «Каравелла» была своя киностудия. Любительская, конечно, однако мы сняли немало игровых полнометражных фильмов. С трюками, баталия¬ми и весьма драматическими сценами (кому интересно, может найти это кино в Интернете). И я думал теперь: «А что, если бы я так орал при съемках схваток мушкетеров с гвардейцами или стрелков Робин Гуда со стражниками шерифа? Что, если бы снимал двадцать дублей каждого эпизода? Надолго бы нас хватило?..»
Когда мои ребята расслаблялись и позволяли себе малость подурачиться. я говорил:
- Будете пинать балду, у нас все станет, как на настоящей киностудии...
Дети пугались. Иногда по-настоящему...
Ну, ладно, вернемся на улицу Гайдара. Набравшиеся после обеда сил главные герои (с козой!) и массовка снова и снова маршировали вдоль заборов и ворот. На одних воротах - в потный рост Мальчиш-Кибальчиш (говорят, работа студентов художественного училища). На воротах Окунева - улыбчивые пес и кот. Опять кот! Вроде того, что на своей открытке изобразил Никита Петухов...
Кстати, через пару дней Никитка рассказал, что посмотрел старый фильм «Тимур и его команда», и «там было похоже». В самом деле, есть сходство в финалах «Тимура» и «Викингов». В обоих фильмах ребята маршируют под задорную песню. Но есть и разница. В гайдаровском фильме песня безоговорочно военная:
Возьмем винтовки новые.
На штык - флажки,
И с песнею в стрелковые
Пойдем кружки!
Песня наших героев лиричнее и миролюбивей:
Брызжет дождик сквозь березы,
Нам на это хоть бы хны!
На лугу пасутся козы,
Хорошо, что нет войны...
Правда, здесь нет и стопроцентного пацифизма. Дальше наши герои поют, что
Ну а если кто-то драться
Вновь захочет нам назло.
Мы мобилизуем двадцать
Дрессированных козлов...
Коза Липа - основная ударная сила «овражников» - гордо вскидывает голову. А потом еще такие слова:
Мы за мир двумя руками.
Но пускай наш враг дрожит:
Тот, кто к нам придет с рогами,
От рогов и побежит...
Как видите, уже вполне гайдаровский мотив. Недаром и улица такая. Потом, когда я буду гулять здесь один или с друзьями, эта песня обязательно зазвучит у меня в ушах... А пока я сижу на обочине, на широкой скамейке, которую специально вынес на улицу заботливый хозяин ближнего дома. Раньше в Тюмени у каждых ворот была уютная лавочка - садись и отдыхай. А теперь иные нравы - лавочек не осталось. Но добрые люди остались...

Как все начиналось
Да, пора все-таки прервать бессюжетное писание и попробовать выстроить события по порядку. Откуда вообще взялась эта авантюрная идея - снять полновесный детский фильм, не имея практически ни копейки? И не имея надежды эти копейки от кого-то получить...
Хотя кое-что все-таки было. Недавно созданный телецентр Тюменского университета обещал выделить аппаратуру. А еще был сценарий - по моей повести «Бегство рогатых викингов». Откуда он взялся?
«Викинги» - первая часть цикла «Мушкетер и фея». На эти повести не раз нацеливались разные кино- и телестудии: «Ах, какой прекрасный получится сериал! У нас так давно не было веселого кино для детей!» - «Ну, так беритесь и снимайте!» - «Конечно, конечно! Вот как только найдем деньги...» Это было все равно, что сказать: «Вот как только у Земли поменяются полюса...» Но однажды обратилось ко мне Санкт-Петербургское телевидение и сказало, что деньги у них есть. Дошло даже до составления договора. И я, обрадованный открывшимися перспективами (так заманчиво было увидеть на экране своих живых персонажей!), взялся за первую серию. Не дожидаясь подписей на казенных бланках. Сами понимаете - вдохновение!.. Ну, а дальше - как всегда. Телефонные диалоги. «Конечно, мы сейчас подписываем договор и немедленно высылаем вам. Надо только подождать директора, она вышла на двадцать минут...» Потом это повторилось несколько раз. У меня немалый опыт отношений с издательствами и студиями. Он безошибочно говорит: если начинается такое вот занудство «она только что вышла», можно ставить на отношениях крест. Все же я подождал до конца рабочего дня, однако «двадцать минут» так и не истекли. Переносить переговоры на завтра я отказался.
А сценарий первой серии был уже готов. Я подработал его и превратил в сценарий отдельного фильма. На всякий случай...
А дальше что? Еще будучи не старым и энергичным командиром «Каравеллы» в Свердловске (ныне - Екатеринбург), я мечтал о съемках «Викингов». И все упиралось в одно обстоятельство: невозможно было найти козу, а без нее - никак. А вернувшись на жительство в Тюмень, я подумал: «Ну, уж родной-то город не подведет, найдем «дживотное»...
Продолжение следует.

№ 130. Начало в NN 117-128
Город словно сам подталкивал к съемкам. Очень хороши, живописны старые деревянные улицы - такие же, как во времена моих ребячьих приключений. Не надо никаких специальных павильонов и декораций - готовая студия под открытым небом. И замечательных мальчишек и девчонок, готовых стать главными героями фильма, хватало. Что еще?
Обычно в таких случаях чиновники, которым до лампочки интересы детей, кричат: «Не-ет денег!» Но я и мои единомышленники знали, что для съемок нужна, прежде всего, кинокамера. А еще энергичные, увлеченные люди. Технику, как уже сказано, пообещал дать университет. Энтузиастов нашлось на удивление много. А меня подталкивали еще и личные причины. Во-первых, очень хотелось окунуться в атмосферу собственного тюменского детства. Во-вторых, я надеялся взять реванш за минувшее загубленное лето.
В прошлом году тюменская киностудия «Первый ряд» на гребне большого энтузиазма взялась за экранизацию моей сказки «Летчик для Особых Поручений». Решила создать своего рода «видеокнигу». Отсняла игровой материал; но потом «выпустила пар», остановила работу. Полностью разобраться в причинах я не сумел. Насколько понимаю, продюсер и руководители студии переругались из-за тех самых «де-е-енег». И, по сути дела, предали замечательных ребят, занятых в съемках. Эти два удивительных мальчишки и девочка всей душой прикипели к сказке. Во время работы они вместе жили за городом, крепко сдружились, ощущали себя героями «Летчика». А потом - ничего... Я оказался без вины виноватым, с ощущением пустоты и досады. Нужна была, выражаясь по-научному, «творческая компенсация». И, слава Богу, замаячила возможность съемок нового кино. Скандалы из-за финансовых проблем не грозили, поскольку финансов просто-напросто не было. Я сказал:
- Фильмы снимаются на магнитные кассеты, а не на купюры. Кассеты есть. Пробьемся.
Режиссер Илья Белостоцкий поначалу придерживался того же мнения.
... Еще несколько слов о режиссере. Илья сделал большое дело - он. несмотря на все трудности, отснял игровой материал сложного полнометражного фильма, и не просто фильма, а комедии для детей. Таких давно уже не было у нас в стране. Поэтому все наши разногласия, все колючие выпады, которые читатели найдут в этих заметках, теперь в большинстве своем могут носить чисто академический характер... Но с другой стороны - что было, то было. И нервотрепка, и срывы, и плачущие от усталости мальчишки, и порой вспыхивающее желание сказать: «Хватит! Закрываем эту лавочку!»... Хотя, мои высказывания обычно относились не к конкретному режиссеру Белостоцкому, а вообще к тем, кто делает кино. К традиционному кавардаку, бестолковщине, бессмысленной трате времени и нервным коллизиям, царящим в студиях и киногруппах. В свое время насмотрелся я на такие дела достаточно. Для человека, привыкшего к стройной логике флотских традиций, это нестерпимо. Надеялся, что хотя бы на сей раз минует меня чаша сия. Увы... Но - по порядку.
Сначала я вел переговоры с другим режиссером - опытным, талантливым и знакомым мне с детства (то есть с его детства). Но потом увидел: его творческая манера - чересчур жесткая и, на мой взгляд, не для детского кино. Разошлись с полным взаимопониманием, без обид. И тут как раз пришло письмо от Ильи Белостоцкого. С ним мы тоже давно знакомы, еще по «Каравелле». Там Илья снял несколько фильмов, а сейчас работает в «Ералаше». Узнав про сценарий «Викингов», Илья сообщил, что приедет через два дня. И приехал. И закрути¬лось...
Для начала режиссер предложил выступить с обращением «ко всем заинтересованным лицам». Мы сочинили этот документ и загнали в Интернет. Вот он...
«Уважаемые читатели и кинозрители, взрослые и ребята - все, кто неравнодушен к детскому кино!
К сожалению, не секрет, что детских фильмов у нас в стране очень мало. Хороших - и того меньше. Как только заходит речь о съемках кино для детей, люди, от которых это зависит - чиновники, ведающие финансами и отвечающие за культуру, продюсеры. режиссеры, директора студий, -дружно кричат: «Нет денег!»
Денег, разумеется, нет. Но мы считаем, что главная причина - не эта. Прежде всего. нет интереса к проблемам детства, нет желания что-то делать для юных зрителей, пропало умение работать для ребят. Есть только господствующее соображение: «На таком кино много не заработаешь». А детям как быть?
Мы считаем, что главное - не деньги. Главное - режиссеры, операторы, исполнители ролей, техника, но в первую очередь - желание сделать для наших детей настоящий фильм. И вот, группа энтузиастов решила доказать, что можно снять кино, когда в основе работы лежит увлечение, вдохновение, таланты юных и взрослых актеров. Все это есть.
В группу входят работники Телецентра ТюмГУ, ученики тюменских школ и педагоги, московский режиссер Илья Белостоцкий (известный зрителям по многочисленным сюжетам журнала «Ералаш», а также по фильмам «Планета», «Еще одна сказка о Золушке » и др.), сценарист Владислав Крапивин.
Фильм называется «Бегство рогатых викингов». Веселая такая история... Те, кто собираются заниматься съемками, договорились работать «за так» (ведь денег-то на детское кино НЕ-Е-ЕТ!).
Но, разумеется, совсем без финансов не обойтись. Надо будет во время съемок кормить актеров (хотя бы маленьких), надо платить за транспорт, придется покупать кое-какие костюмы и. скорее всего, оплачивать у сельских хозяев прокат козы - одной из главных участниц этой кинокомедии. Поэтому, если найдутся добрые люди, которые подбросят хоть несколько рублей, будет этим людям большое спасибо. (Говорят, с миру по нитке). Однако главная помощь не в этом. Нужны усилия добровольцев. Волонтеров. Нужны молодые (и пожилые тоже) люди, которые не боятся общения с детьми, готовы помогать им в съемочном процессе, следить за техникой безопасности, сопровождать во время переездов, заботиться о медицине. Нужны те, кто в той или иной мере возьмет на себя некоторые этапы организации процесса. Нужны те, у кого есть опыт вожатской и воспитательской работы, и просто люди, неравнодушные к детским делам. Мы обращаемся к таким людям (в первую очередь, жителям города Тюмени) и приглашаем их присоединиться к нашей команде! Сразу говорим: денег они не заработают. Заработают только благодарность множества девчонок и мальчишек и упоминание своих имен в титрах фильма. Зато будут знать, что участвовали в очень важном для нашего детства деле».
Просто поразительно, сколько добровольцев отозвалось в первые же дни! Честное слово, о каждом из этих людей можно было бы написать книжку. Но, увы, не хватит ни сил, ни времени. И у меня другая цель - поделиться субъективными впечатлениями о возвращении в детство. Поэтому я и пишу главным образом о детях.
Да, у меня, как у автора этой «киноавантюры», было две задачи.
Первая - снять фильм, где показаны веселые приключения и настоящая ребячья дружба. И при этом доказать, что главное в производстве кино - не миллионы, а вдохновение.
Вторая (довольно эгоистическая) - ощутить себя одним из мальчишек, жителем родной улицы Герцена, где бегал с давними приятелями шестьдесят лет назад. Понятно, что сейчас бегать уже не придется, но когда оказываешься в гуще ребячьих дел, забываешь о возрасте... Думаю, что, выполняя обе задачи, я в какой-то степени преуспел...
Магия старых улиц завораживала так же, как в школьные годы. Заросли, дощатые изгороди, запутанные переходы, деревянные тротуары, резьба на старых домах, обширные дворы - совсем такие, в каких я когда-то играл с приятелями. Колокольни над тополя¬ми и кленами. Блеск Туры среди листвы. Сумрачные джунгли и крутые откосы лога. Так хотелось, чтобы старый город, которого становится все меньше, сохранился в фильме.
А ребята? Они-то ведь совсем не такие, как полвека назад, скажет читатель. Да, в чем-то другие. А в чем-то все те же, что и тогда, когда писалась повесть «Бегство рогатых викингов». Местами пришлось осовременить сценарий, но коснулось это лишь внешних деталей. А ребят, их характеры, их стремление к настоящему товариществу «осовременивать» не пришлось. Уже при подборе на детские роли я увидел: тюменские мальчишки и девчонки по сути своей все те же, какими были в прежние времена...
«Викинги». Денис Авксентьев был одним из самых легоньких в компании суровых «викингов». Оттого ему и выпала особая роль: его безжалостно швыряли в воздух. Из сценария следовало, что он взлетает от удара крепкими рогами козы. Падает животом на крепкий сук и повисает, болтая руками и ногами. Ну, ладно, разок взлетел, два... А здесь это было двадцать шесть раз подряд! Рекорд съемочного периода! Случалось, что число дублей подкатывало к двум десяткам, но чтобы переваливало за два с половиной!.. С ума сойти...
Конечно, кино, как и всякое искусство, требует жертв, но не за счет же детей!..
Я узнал о «рекорде» уже после времени и высказал режиссеру все, что думаю о его творческом методе. Конечно, если снимать колоссальное число дублей, глядишь. один и получится удачным. Вспомнил философскую притчу про обезьяну: если мартышке дать бесконечное число кубиков с буквами и неограниченное время, она. в конце концов, - по теории больших чисел! - может сложить из этих букв «Войну и мир». Но значит ли это, что мартышка гений!
Режиссер величественно проигнорирован мое высказывание, а Денис бодро улыбался. Но на следующий день позвонил, что не может прийти на съемку - нездоровится. По-моему, он вполне заслужил отдых. Мне даже кажется, что он лежал в постели и читал «Пикник на обочине», который за несколько дней до того попросил у меня...
«Викингов» было много. Шестнадцать человек в боевом строю, да еще несколько разведчиков. По правде говоря, я всех теперь сразу и не назову по именам. Они мне вспоминаются единым персонажем - этакой монолитной группой, укрытой за глухими щиитами со зловещими эмблемами. И как общий портрет - знамя из мешковины с ехидным черепом в рогатом шлеме.
Костяк «викингов» составляли ребята из клуба «Камелот», который работает в школе N 70. Его давний, опытный и бессменный командир - Владимир Бакланов. Под его руководством мальчишки занимаются историческим фехтованием, туризмом, парусным делом (что сделало «Камелот» и мою «Каравеллу» соратниками). В общем, начальная боевая подготовка у рогатого отряда имелась. Но были там и не¬сколько человек из 25-й школы. Например, «командир полка» Никита и тот же «летающий Денис». Впрочем, разные номера школ не повлияли на монолитность норманнского войска.
Продолжение следует.

Спасибо за публикацию ;)

Date: 2011-08-24 09:05 pm (UTC)
From: (Anonymous)
> И все упиралось в одно обстоятельство: невозможно было найти козу, а без нее - никак.

Да ну... Никогда не поверю. Лет двадцать назад даже корова чья-то паслась на перекрестке Кирова/Токарей — деревянных домов было ещё полно, а уж козу-то, наверно, даже щас найти можно на окраине где-нибудь...

Re: Пожалуйста;)

Date: 2011-08-25 03:46 am (UTC)
From: [identity profile] ts-orsk.livejournal.com
Так то раньше...

Profile

segels: (Default)
segels

July 2012

S M T W T F S
1 234 567
8910 111213 14
15 161718192021
22232425262728
293031    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 22nd, 2017 09:06 pm
Powered by Dreamwidth Studios