segels: (Default)
[personal profile] segels


«Тюменский курьер». – 2011. - № 135.
...Бывало, я сидел в старом дворе на улице Герцена и, устав досадовать на бесконечные проволочки в киношной работе, смотрел сквозь густые клены в небо. И размышлял про «тогда» и «теперь». Среди облаков носились прилетавшие с недалекой Туры чайки. И почти так же высоко ходили над двором стрелы башенных кранов - на углу Герцена и Кирова строился очередной многоэтажный офис. А совсем недавно там стояли два деревянных одноэтажных дома, построенных в позапрошлом веке (говорят, в одном из них жил в свое время известный тюменский архитектор Чакин). Дома были украшены великолепной рельефной резьбой, от которой не отказались бы европейские музеи искусств. Я водил сюда приезжавших в Тюмень гостей, хвастался - вот какая красота у нас сохранилась. Но однажды привел, а там огороженный пустырь... Какая резьба, какая история, какая память души, если нужна площадка для воцарения всемогущего Бизнеса! Все ради их величества Денег (которых почему-то никогда нет для детей).
Глупо отрицать необходимость новостроек и возникновения новых кварталов. Но возводить их такой ценой - это все равно, что соскребать фрески со старинных храмов, чтобы на освободившемся месте разместить рекламу автосервиса...
Впрочем, я отвлекся так же, как в рассуждениях о траве и деревьях. Но хочу еще сказать: хорошо, что остался хотя бы кусок моей родной улицы Герцена - от Кирова до Красина. Пусть он существует подольше. Наверно, не всем жителям этих кварталов нравится обитать в деревянных домиках и во дворах с огородами, хочется цивилизации. Но ведь можно было бы оставить такие места, как заповедник. Допустим, для таких вот киносъемок... Я рад, что город детства сохранится хотя бы на кинокадрах. А может быть, и наяву - по крайней мере, на то время, пока жив я и живы мои ровесники. Город с колокольнями над косыми заборами, с рябинами и кленами, с большим тополем у дома номер тридцать семь на улице Герцена, с высоким репейником, который врагам зелени так и не удалось скосить...
Хочу сказать о репейнике. О растении, которое не менее замечательно и экзотично, чем кактусы и агавы заморских стран. О могучем и непобедимом растении моего детства (и детства многих поколений). Мы часто врубались деревянными мечами в его крепкие чащи, но никогда не смотрели на репейник, как на настоящего врага. Он был товарищем наших игр. Из его лопухастых листьев мастерили мы широкополые шляпы, из его «приставучих» головок лепили медвежат и кукол, этими же головками обстреливали друг друга во время веселых уличных баталий. Серые колючие шарики цеплялись за майки, а иногда застревали в волосах. Мы их с пыхтеньем выцарапывали оттуда, но не обижались на репейник...
В конце лета, когда лопухи становятся пыльными и дырявыми, головки репейника расцветают. Колючки растопыриваются, и в них открываются пунцовые и малиновые сердцевинки, окруженные, как ресницами, торчащими волосками. Приглядитесь - это красиво. Здесь та неброская красота, которая остается в душе, если ты не забыл свое детство. Вернее, сочетание красоты и крепкости, которое есть в настоящих мальчишках и девчонках. И которое я видел во все дни наших киносьемок. И неоднократно наблюдал у детей в разные времена и в разных краях...
У меня даже появилась мысль: будь я президентом, я учредил бы Орден Цветущего Репейника. Специально для мальчиков и девочек, которые в трудные моменты проявляют смелость, терпение и находчивость. Которые всегда хранят верность друзьям и своему ребячьему миру. Это был бы Орден Верности Детству. Я вручал бы его и тем взрослым, которые сохраняют частичку детства в своей душе.
Прежде всего, я наградил бы таким орденом всех ребят, которые принимали участие в съемках «Викингов». За их умение радоваться общему делу, понимать своих героев, побеждать усталость, обиды и слезы, смеяться над трудностями и быть настоящими товарищами. Наградил бы всех - «овражников» и «викингов», храбрый экипаж самодельной «галеры» и Андрейку Лауфера с Артемом Кожевниковым - отважных адъютантов Джонни Воробьева. И участников шумных и многотрудных массовок... И самоотверженных взрослых актеров, и всех волонтеров, и членов киногруппы - тоже. За бескорыстие и преданность детям...
И (простите за нескромность) наградил бы себя - за все переживания во время съемочного процесса.
Но съемочный процесс закончился, а «постпродакшн» продолжается. Кое-где проводятся «пробные демонстрации», показы фрагментов. Но до полного результата далеко.
Я-то, начиная эти воспоминания, рассчитывал, что премьера состоится в марте 2010 года, а получилось «как всегда».
Какие уж здесь ордена...
Впрочем, режиссер пытается что-то делать с фильмом и утверждает, что когда-нибудь картина будет закончена. Дай-то Бог! Я выражаю надежду, что всем участникам - ребятам и взрослым - наградой станет сам этот фильм. Как память о друзьях и увлекательном лете 2010 года... Морозной зимой или слякотной осенью, устав от разных досад и сложностей жизни, они смогут взять диск, сунуть его в проигрыватель и снова окунуться в хлопотную, но радостную жизнь, когда на старинных тюменских улицах кипели приключения и маленький барабанщик Пантелей своим сигналом созывал рогатых воинов на новые приключения. И лето вернется...

Несколько слов «под завязку»
Все-таки хочу еще сказать о взрослых. Об актерах...
Признаться, я не ожидал, что режиссер (в наш прагматический век!) найдет в тюменских театрах артистов, которые согласятся просто так, ради «искусства для искусства», принять участие в «Викингах». В какой-то детской авантюре! Чего ради? Без всякого гонорара, в летнее время, когда отпуска и дачи... Но ведь нашлись! Мало того, пришлось даже проводить конкурс! Воистину славен град Тюмень и чудны люди его...
Теперь, просматривая отснятые кадры, я понимаю, как наивны были мои мысли, что можно, мол, обойтись для исполнения взрослых ролей любителями: мамами и папами юных актеров, педагогами и домохозяйками с окрестных улиц. Профессионалы есть профессионалы. Именно они сделали моих взрослых персонажей такими, какими я описывал их в повести и сценарии.
Молодая актриса Надежда Емельянова так вжилась в роль двоюродной сестрицы главного героя, что приходила на съемки даже тогда, когда не требовалось участия в эпизодах. Будто и правда была родственницей неугомонного Джонни Воробьева, за которым нужен глаз да глаз! И по ходу дела становилась не только актрисой, но и настоящим массовиком-затейником, активным командиром шумной малышовой компании...
Людмила Петрушева - тетушка «этой сумасшедшей девчонки» Вики, измученная страхом за неугомонную племянницу и собственными воображаемыми хворями. Иногда вызывающая смех и досаду, но, в общем-то, весьма симпатичная...
Екатерина Захарова и Андрей Захаренко - интеллигентные и терпеливые родители непоседливого Джонни - как раз такие, какие нужны этому замечательному мальчишке (наверняка, будущему капитану).
А добродушные милиционеры, попивающие пивко у кафе на углу улиц Семакова и Урицкого! С какой искренней симпатией они наблюдают за укрывшимися позади могучих щитов «викингами», ощущая в них собратьев по духу... Этих стражей правопорядка явили зрителям Игорь Кудрявцев и Рустам Измайлов - весьма реалистично и с юмором...
А самая сложная взрослая роль выпала на долю Ирины Ильиничны Тутуловой, актрисы областного драмтеатра. Она играла бабку Наташу, хозяйку козы Липы. По правде говоря, сначала бабка показалась мне излишне сухой и зловредной. Однако потом стало видно, что все-таки она «добрая внутри». Убедительная бабка. И мужественный человек. Когда бестолковая Алиса (то есть Липа) ухитрилась проткнуть ей рогом ладонь. Ирина Ильинична довела последний эпизод до финала. Хотя и сказала при этом несколько энергичных слов - не в адрес козы (с нее какой спрос!), а в адрес помощников режиссера, у которых, конечно же, не оказалось под рукой аптечки. На следующее утро Ирина Ильинична собиралась в отпуск, за границу, и киногруппа виноватыми голосами желала ей скорейшего выздоровления и удачного отпуска...
Ну а теперь самое время сказать о козе. На этой рогатой персоне, по сути дела, строился сюжет фильма. А она, окаянная, такого обстоятельства не понимала...
Нашли козу в деревне Успенка, в тридцати верстах от города. Выпросили у хозяев. Незаменимая Наталья Владимировна Русакова устроила «дживотное» в городе у своих соседей, которые тоже держали коз. У них, кстати, можно было бы найти рогатую особь, требующую гораздо меньше хлопот, но режиссер «купился» на эффектный облик Алисы. Увы, как это часто бывает у особ женского попа, броская внешность не свидетельствовала об интеллекте. Актриса из этой козы оказалась «никакая». Она и в самом деле иногда проявляла требуемую агрессивность, но адресовала ее не «викингам», а тем, кто добивался от нее работы или просто оказывался поближе (случай с бабкой Наташей - один из примеров). Больше всего доставалось Даше Чистяковой - Вике, которой по ходу действия чаще других приходилось иметь дело со зловредным парнокопытным редкой альпийской породы.
Порода породой, а таланта ни на грош. Режиссер утверждает, что именно потому он и решил доделывать драматические эпизоды нападения Липы на монолитный строй «викингов» в компьютерном варианте. На самом деле, у кого там возник дефицит таланта - у козы или режиссера - сейчас уже не разобраться.
По отношению к их оранжевым щитам и к оранжевому цвету Алиса вообще вела себя индифферентно. Мало того! Однажды - видимо, истомившись от жажды, это создание вылакало из ведерка изрядную порцию оранжевой краски. Когда такое дело открылось, киногруппа замерла в шоке. Ждать можно было чего угодно. В худшем случае - даже сказать страшно, а лучшем - что молоко Алисы станет как апельсиновый сок. Впрочем, последнего не очень боялись, потому что от суровой киноактерской жизни Алиса в те дни перестала доиться...
Последствий не было никаких. И все вздохнули с облегчением: ведь, несмотря ни на что, Алису любили. Была она иногда не к месту бодливой, но бывала и ласковой. Подойдет иногда, глянет печальными глазами, потрется мордой... Любила, когда чешут за ухом или скребут бока. Не терпела одиночества, всегда увязывалась за ребятами. Этим порой пользовались для съемок.


«Тюменский курьер». – 2011. - № 137. 2 августа 2011 года. Окончание. Начало к №№ 117-128, 130-135.
Чтобы снять Липу в «атакующем режиме», несколько ребят бежали перед ней, а коза спешила следом. Потом ребята падали по сторонам в траву, а Липа по инерции какое-то время мчалась дальше - здесь и включали камеру...
Конечно, кадры с нападением на «викингов» получались в фильме не самыми удачными. Но местами Липа все же хороша, особенно на крупных планах... И, в конце концов, какие к ней могут быть претензии? Она не просилась в артистки! Взяли беднягу из уютной деревенской стайки, привезти в город, заставили заниматься какой-то «джутью» (по выражению Джонни). Так что спасибо за то, что сделала...
Проводили Алису домой с самыми добрыми чувствами. А я даже сочинил про нее песню. Предлагал вставить ее в фильм, но режиссер, конечно, отказался. Мол, имя не соответствует сценарию. Имя, действительно, было не «Липа» и не «Алиса». Я вспомнил, что одно время у моих друзей детства было в ходу ругательное словечко «бзя» или «бзяка». Именно так обзывал наш приятель Толька Иванов соседскую козу, которая однажды загнала его на тополь. Я взял это слово, слегка изменил его, лишил негативной окраски и приклеил к «песенной» козе. Чтобы песня не канула в безвестность, я привожу ее здесь. Мне кажется, она будет логичным завершением этих мемуаров.
Жила средь нас одна коза
С весьма забавной кличкой Бза.
Она снималася в кино,
Где все мы были заодно.
Но вот закончился процесс,
И Бзу отправили мы в лес.
Вернее, на лесной кордон,
Где есть козел по кличке Дон.
У Бзы и Дона, говорят,
Родилось семеро козлят.
У них ни горя, ни слезы,
А мы грустим без нашей Бзы.
Мы ей звоним: «О, наша Бза!
Вернись, пожалуйста, назад!
Хоть на денек оставь козлят,
Они там с папой пошалят.
А у нее такой ответ:
«Я не скажу вам прямо «нет».
Подумать я готова, но
Начните вновь снимать кино...»
Понятно, что песенка - не шедевр. Но вот хожу, и «мурлыкается» она в голове. Вместе с теми песнями, которые вошли в фильм. Это «Марш викингов», «День рождения капитана» (подарок для Джонни) и финальная песня победивших «овражников».
Кстати, эти мелодии переносят меня в осеннее время. Потому что победные реляции о том, что съемки закончились пятого августа - пропагандистская чушь. Да, было торжественное завершение, была «шапка» (то есть рогатый шлем), куда все желающие бросали скомканные денежки, чтобы набрать денег на финальный банкет. Был и сам банкет (естественно, безалкогольный) в кафе «Ассорти», где наши детки выдули немало шипучих напитков и слопали мороженого... Но за всем этим стояло понимание, что, по правде говоря, съемки не кончены. Оставались так называемые «клипы». Песни, которые «викинги» и «овражники» поют в своих дворах. Этакие концертные номера. Решено было снимать в сентябре. Режиссер в пользу этого варианта приводил множество аргументов: дети разъезжаются отдыхать, операторы заняты другой работой, киногруппа устала и т.д... Но я-то понимал, что дело в другом.
Дело в том, что каждый режиссер велик. Независимо от того, кто он такой - Бондарчук,Феллини,Михалков или Нефед Пилюлькин. Про величие одних знает весь мир, про величие других - только они сами, в своей душе. Но это не мешает им пребывать в уверенности, что со временем их известность обретет достойные масштабы, надо только во всем следовать традициям киноискусства. Одна из таких традиций - та, что летние съемки следует проводить осенью (пусть не все, но хотя бы некоторые). Почему-то особенно это касается детей. К облетевшим березам привязывают зеленые бумажные листики и заставляют мальчиков и девочек в летней одежонке изображать июльскую безмятежность. Вспомните, например, жизнерадостного Буратино (маленького Диму Иосифова), беседующего посреди пруда с черепахой Тортилой! Зрителям невдомек, что на дворе стоял ноябрь и Диму приходилось несколько раз растирать, чтобы согнать с него посинение. А каково было девочкам-лягушатам прыгать с мостика в воду с температурой четыре градуса! Игравшая Тортилу Рина Зеленая, наконец, пригрозила покинуть съемки, если не перестанут «издеваться над детьми»...
Естественно, наш режиссер не мог нарушить традиции. Обладая уже некоторой известностью, он, тем не менее, не хотел рисковать, ибо пренебрежение к традициям грозило нарушить гармоническое развитие карьеры (возможно, я здесь излишне ироничен, однако не могу удержаться).
До бумажных листиков не дошло. Клены были наполовину желтыми, но наполовину еще зелеными. Однако температура далеко не та, что в Крыму, откуда недавно прибыл Илья Дмитриевич... Я пришел во двор на улице Осипенко (тот самый, с «4-D»), где шла запись «Капитанской песни». Был готов выступить в роли Рины Зеленой, если увижу, что дети «синеют». Они, и правда, кутались в пледы, но по команде режиссера бодро выскакивали на открытое место и правдоподобно изображали лето.
- У них горячая кровь, - с удовольствием сказала администратор Наталья Русакова, поглядывая на свою дочку Дашу (то есть Вику) и бесстрашного Джонни в его костюмчике с якорями. Они, усевшись на бревне, трогательно, будто Герда и Кай, кутались в один плед.
Илья Плясухин, не умеющий играть на гитаре, тем не менее, исполнил роль опытного гитариста Сережки Волошина. Он дергал струны и пел, и вместе с ними с летним задором пели братья Дорины и Вика (а благодарный именинник Джонни внимал). Особо стараться не стоило - все равно фонограмма песни была уже записана. Для нее пели другие ребята - юные профессионалы из ишимского детского ансамбля «Робинзоны»...
Так же заранее записали и песню «викингов». А снимали их уже не на улице, а во Дворце пионеров - со всякими там спецэффектами...
«Робинзоны» спели для фильма и заключительную песню. Так здорово, что не верилось, будто поют не «овражники», марширующие на экране, а вот эти мальчишки, которые вместе с руководителем Сергеем Глухих пришли ко мне в гости и смотрят запись на мониторе. Смотрят - и узнают свои голоса у киногероев!
«Робинзоны» побывали у меня в сентябре (кстати, вскоре после гастролей во Франции - во как!). Они зашли поговорить о делах. Не только о «киношных», но и о новой песне, для которой я тоже написал слова.
Здесь мне снова придется отвлечься. Потому что песня эта не имеет отношения к фильму. Хотя... возможно, какое-то имеет, если выстроить цепочку событий и ассоциаций.
Эта песня о севастопольских мальчишках. Я сочинил ее в благодарность друзьям в Севастополе, которые добились для меня у городских властей большой награды - Почетного знака «За заслуги перед городом» (у меня написано о Севастополе несколько книг, он - моя вторая родина). Я не смог сам поехать за наградой, и ее получали оказавшиеся там ребята из «Каравеллы» (в том числе и внук Петька). А не поехал я, потому что надо было «доводить до ума» роман «Тополята». Я порядком затянул работу над ним во время летней киношной суеты. А теперь поднатужился и закончил. И снова убедился: чем дольше сидел над романом о мальчишках-тополятах, тем больше они становились похожими на тех, кто играл в фильме...
Все переплелось прошлым петом и осенью. Казалось, что я сам стал мальчишкой, и что вокруг меня - и герои фильма, и юные матросы, и штурманы флотилии, и севасто¬польские пацаны, и маленькие «тополята» из новой книги. Как в песне, на слова которой «Робинзоны» написали музыку:
Кажется, я сделался моложе
И бегу на берег вместе с вами.
Мальчики с коричневою кожей,
С белыми от солнца головами...
«Робинзоны» обещали, что на своих концертах будут исполнять эту песню вместе с песнями из фильма...
И «настоящую», то есть сочиненную именно мною, Песню отважных викингов споют тоже. Гово¬рят, что она им нравится больше той, что в фильме. Вот так-то...
А я, когда стану слушать их песни, смотреть на мониторе наше кино, снова вернусь в лето, в детство, в нашу сказку...
Закончить эти «исторические записки» сразу никак не удается. Фильм не доведен до финала, кадров с «атакующей козой» мало, и официального просмотра не было. Но хочется сказать еще несколько слов.
Чего все мы добивались (и во многом добились) этим фильмом?
Доказали, что есть на свете бескорыстие, есть добрые и дружные люди, есть умение работать без денег (не все же разделяют позиции режиссера).
Увидели, что живут среди нас замечательные дети, которые (вопреки расхожему мнению), как и в прежние времена, умеют дружить, читают хорошие книги, способны увлекаться общими делами и побеждать трудности.
Думаю, что «Викинги», при всех их минусах, доставят радость не одной тысяче зрителей ребячьего возраста (не все ведь любят лишь «Человека-паука» и «Бэтмена»).
А еще - мы написали в своей жизни страницу, которая не менее интересна, чем поездка на заграничный курорт или благостное сидение на даче. Это важно и для взрослых, и, главным образом, для ребят. Особенно, когда они вспомнят, что летом 2010 впервые был в Тюмени снят художественный фильм. Их стараниями...

Date: 2011-08-26 02:37 am (UTC)
From: [identity profile] ts-orsk.livejournal.com
У вас такая ассоциация с прочитанным?

Date: 2011-08-27 05:29 am (UTC)
From: [identity profile] razumovsac.livejournal.com
я случайно нашел тебя )

Profile

segels: (Default)
segels

July 2012

S M T W T F S
1 234 567
8910 111213 14
15 161718192021
22232425262728
293031    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 22nd, 2017 09:04 pm
Powered by Dreamwidth Studios